.RU

Ранним утром по дороге из Чаньани шла серая, безликая масса людей. Согнанные за неуплату долгов и мелкие провинности крестьяне, беглые рабы и злостные неплатель - страница 5



Сильными руками он успел схватиться за нее, но резкий рывок мгновенно отозвался дикой болью в спине.

Непроизвольно разжав руки, юноша падал с ветки на ветку, больно ударяясь о них и кувыркаясь в воздухе.

Ветви смягчили падение, но все же удар о толстый слой прошлогодней листвы и перегноя был настолько чувствительным, что Фэй на мгновение потерял сознание.

Открыв глаза, он увидел, что упал рядом с огромным, поросшим мхом и лишайниками валуном. Упади он чуть левее, его счеты с жизнью были бы сведены.

На самом дне ущелья мирно журчал ручей. В кронах деревьев обеспокоено переговаривались птицы, потревоженные падением человека.

В валун с глухим звуком ударилась стрела. Впрочем, под толстым слоем листвы Фэя не было видно, и стрельба из луков велась наугад.

- Быстро же вы меняете свое мнение, почтенные. По-видимому, я вам больше не нужен. – Вслух произнес Фэй. – Сказать по совести, и вы мне разонравились.

Преодолевая боль в спине и ушибленных коленях, юноша поднялся на ноги и, прихрамывая, пошел вниз, по ущелью.

Метров через триста он остановился.

«Не исключено, что их расположение ко мне может вернуться». – Мелькнула у него в голове тревожная мысль. – «В таком случае, вся шайка будет ждать меня у выхода из ущелья. А я никак не готов принять их любовь».

Фэй задумался, почесывая нос.

«Пожалуй, надо перебраться в соседнюю лощину, или еще куда подальше. Тем более, что склон здесь более пологий».

В течение всего дня Фэй блуждал по горам, запутывая следы. Понимая, что ждать его будут, скорее всего, внизу, юноша уходил вверх, в горы. Временами он слышал далекие голоса и лай собак. По-видимому, искали его основательно.

«Еще бы! То, что они мне рассказали, отправит их всех на костер».

Лишь к вечеру он позволил себе лечь на землю и передохнуть.

- Вот так! – Сказал он порхавшей неподалеку лесной пичуге. – Никогда не попадайся в клетку.

Ощутив сильный голод, Фэй осмотрелся. Несколько земляных орехов, и горсть диких лесных ягод заметно улучшили его настроение.

- Ну, держись, господин «ведающий богатством»! Чует мое сердце, что тебя ждут большие неприятности.

На ночь Фэй устроился у большого валуна, расширил естественное углубление, набросал в него мха и листьев, и замаскировал снаружи ветками. Ночью в горах было холодно, но мох и листья неплохо хранили тепло, и уставший от всех приключений юноша мгновенно уснул.

Проснулся он с первыми лучами солнца и сразу же, со всеми предосторожностями, часто останавливаясь и прислушиваясь, двинулся в путь.

Фэй не знал, что его больше не ищут. Именно его удачный побег заставил заговорщиков начать мятеж на два дня раньше назначенного срока.

Вторую ночь он также провел в лесу, но к середине следующего дня уже подходил к Чаньани.

На дороге юношу остановил конный отряд, возглавляемый офицером.

Фэй механически сунул руку за пазуху.

«Неужели забрали?! – Промелькнуло у него в голове.

Нет. Подручные «ведающего богатством» не стали его обыскивать, и Золотой Дракон был на месте.

Офицер в глубоком поклоне выразил свое почтение к этому символу могущества, и с долей некоторого сомнения посмотрел на юношу.

- Я вижу, вы один, даже без лошади. Вы нуждаетесь в помощи, господин?

Фэй оглядел свою грязную, изорванную куртку.

- Меня похитили, но мне удалось бежать. Я должен срочно попасть во дворец.

- Вы знаете, что произошло в Чаньани?

- Нет.

Офицер рассказал Фэю обо всех последних событиях в столице.

- Вот оно что. – Протянул юноша. - Так это мой побег подвигнул их к действию. Еще бы! Если бы я успел все рассказать Величайшему… Может быть, вы что-нибудь слышали о судьбе Главного Советника Императора и его сына?

- Нет, господин. Это слишком высоко для меня. Я – простой офицер внешней охраны.

- Хорошо. Вы можете дать мне коня?

Через несколько минут Фэй во весь опор скакал к Главным Воротам столицы.

Миновав Ворота, Фэй не узнал городских улиц. Повсюду было много военных, виднелись следы ожесточенных боев, валялись еще не убранные тела убитых мятежников, дымились подожженные ими дома.

По дороге к дворцу его несколько раз останавливали. Но Золотой Дракон каждый раз производил магическое действие на военные патрули.

Во дворце Фэй понял, что к Императору не попадет. Сын Неба проводил внеочередной Совет с высшими военными чинами Империи.

После часа ожидания Фэю повезло. Он увидел, что через двор, в сопровождении нескольких придворных чиновников, идет отец Ли.

Юноша бросился к нему навстречу с криком: «Господин Советник! Господин Советник!»

Сопровождавшие Советника чиновники с удивлением взирали на такое нарушение субординации.

- Ты жив, мой мальчик! – С радостной улыбкой обнял его Главный Советник. – Где ты был? Мы обыскали весь Чаньань и его окрестности.

В двух словах Фэй поведал ему о своих злоключениях.

- Теперь тебе ничего не угрожает. – Выслушав юношу, сказал Советник. – Все закончилось. Чжу-Тун и Цайгуань-эр уже в тюрьме. Вместе со своими сообщниками.

- А где Ли? – Спросил Фэй.

- Он дома, в усадьбе. Иди к нему - с тех пор, как ты пропал, он места себе не находит.

Распрощавшись с Советником, Фэй покинул дворец и вихрем понесся в усадьбу.

Через полчаса друзья уже сжимали друг друга в объятиях.

- Ты похудел. – Заметил Ли, оглядев Фэя.

- Ты тоже. Но отчего ты грустный? Или не рад мне?

- Фэй! – Сказал Ли, глядя на друга больными глазами. – Она исчезла!

- Кто исчез?

- Ли-цин.


^ СОН ВЕДИЧА


Занятый делами и подготовкой к походу на Запад, Ли, тем не менее, делал все для того, чтобы отыскать Ли-цин.

Друзья объездили окрестности Чаньани, опросили жителей соседних деревень, а Фэй, используя связи и знакомства, обследовал все увеселительные заведения, в которые Ли-цин могли поместить насильно. Они не обнаружили никаких следов пропавшей девушки.

Фэй, хорошо знавший разбойничьи нравы того времени, особых иллюзий не питал, но всячески старался поддерживать оптимизм своего друга.

«Если девушка погибла, а скорее всего, так оно и есть, то это известие его просто убьет». – Думал он. – «Если она жива, то попала в наложницы, или еще куда похуже. Впрочем, Небо выкидывает такие штуки, что только держись! Я и сам, благодаря заботам этой обезьяны, «ведающей богатством», уже давно должен быть в числе небожителей. Да вот, хожу по земле, и при этом еще превосходно себя чувствую».

Фэй повел плечом, прислушиваясь. Спина еще ныла. Но лекарь Главного Советника почти каждый день разминал ему мышцы, и втирал в спину какие-то душистые мази.

- Благоухаю, как девушка. – Вслух произнес Фэй. – В полном соответствии со своим именем!* Но, зато живу! Надо будет сходить, посмотреть, как это зверье с жизнью расстается.

Ли смотреть на казнь мятежников отказался, и Фэй пошел один.

Этот день стал последним для многих тысяч человек. В столице и в других городах Поднебесной казнили осмелившихся посягнуть на власть Императора, их родителей, ближайших родственников и детей, многочисленных домочадцев, слуг и наложниц.

Вместе с бунтовщиками в этот день на эшафот отправились сотни невинных, и ни о чем не подозревавших людей. Кое-кому из них удалось бежать и скрыться в лесах. Но большинство обреченно приняли свою участь.

На главной площади Чаньани собралось, наверное, около пятидесяти тысяч человек. Огромная толпа стояла в полном молчании, созерцая страшное действо, свершающееся на их глазах.

Бунтовщиков привезли на телегах, каждую из которых сопровождал с десяток вооруженных солдат. Осужденные мужчины были обнажены по пояс, и тела большинства из них носили следы пыток.

Фэй стоял в первых рядах зрителей, и когда мимо него провозили «ведающего богатством», их взгляды скрестились.

Юноша не мог сказать, что Цайгуань-эр, доведенный пытками до полусмерти, узнал его, но от черной бездны, клубящейся в глазах преступника, по спине юноши пополз холодок.

«Ли прав». – Вспомнил он своего друга. – «Этот человек не просто так себе: преступник. За ним стоит что-то еще очень страшное».

Среди вереницы приговоренных к смерти было немало знакомых юноше лиц.

В отдельной телеге привезли министра Чжу-туна и его семью: троих сыновей и дочь. Еще одной дочери удалось сбежать. Двенадцатилетняя девочка, почувствовав опасность, спряталась, и ночью незаметно покинула дом. Ее искали, но не нашли.

Между тем, на деревянный помост уже взошел первый из осужденных. Двое дюжих молодцов бросили его под ноги палачу. Тот взмахнул тяжелым мечом, и первая отрубленная голова глухо ударилась о доски помоста.

Палачей было несколько десятков, и кровавая машина работала без остановки.

*«Фэй» на китайском языке означает «аромат цветов».


Некоторым из осужденных предварительно отрубали руки и ноги, и уж потом голову. Воздух время от времени оглашался жуткими криками. В воздухе повис тяжелый запах горячей человеческой крови.

Когда очередь дошла до министра Чжу-туна и членов его семьи, в толпе недалеко от Фэя страшно вскрикнула женщина.

Юноша оглянулся.

Толпа расступилась, и Фэй увидел лежащую на земле старуху. Кто-то из стоящих рядом людей склонился над ней и взял за запястье.

- Умерла. – Тихо произнес он.

«Родственница, что ли». – Подумал Фэй. – «И как ее пропустили. А, вообще, пора уходить отсюда. Зрелище не больно приятное.»

Идеальному в нашей жизни следует находиться в определенной гармонии с вещественным, и когда материя преобладает, душа человека начинает страдать. Фэй не мыслил подобными категориями, но чувствовал, что зрелище казни сильно повредило его внутреннему миру.

Выбравшись из толпы, он постоял какое-то время, переводя дух.

- Ну, и куда идти дальше? – Спросил он себя. - Ли собирался пойти к Ведичу. По-моему это то, что мне сейчас необходимо.

Несмотря на занятость, друзья не забывали навещать старика Ведича. Помимо бесценных знаний о Западе, Ведич обладал удивительной особенностью благотворно действовать на людей.

Детское любопытство в глазах, в сочетании с мягкостью обращения и доброжелательностью, делали его общество необыкновенно приятным.

Фэй, завороженный сведениями о летающих кораблях, не раз расспрашивал старика в надежде, что тот вспомнит что-нибудь еще очень важное. К сожалению, детство в памяти Ведича оставило скорее эмоциональные, чем конкретные следы.

- Удивительно, что он, вообще, заговорил на своем языке. – Сказал как-то Ли. – А ты еще от него чего-то хочешь.

- Кстати, о языке. Не скрою, что и мне хотелось бы поговорить на нем. Или это запрещено твоими Летящими? – Поинтересовался Фэй.

- Вовсе нет. Учи и разговаривай себе, сколько душе угодно. В седлах* мы с тобой торчим с утра до ночи. Вот и общайся. Мне веселее будет.

И действительно, Фэй, приложив немало усилий, вскоре освоил азы непривычного для его ушей мелодичного языка.

- Кем ты, все же, себя считаешь? – Приставал он к своему другу. – Хань-жэнь, или человеком того, далекого мира?

- Конечно, хань-жэнь! Понимаешь, страна Ат, как красивая песня: отзвучала, и нет ее. А на этой земле мы с тобой живем.

*Следует отметить, что понятие «седла» применительно к описываемому времени употребляется автором в весьма условном смысле слова. Поначалу это были просто свернутые одеяла, позднее трансформировавшиеся в более сложную и удобную конструкцию, одновременно с которой появились и стремена.


- Ну, а знания, о которых ты говорил? Что вам мешает отдать их людям?

- Во-первых, я и сам еще очень мало знаю. А отец говорил, что знания в неумелых руках могут принести страшный вред.

- Чем же?

- Ты разрешишь играть мечом своему двухлетнему братишке?

- Нет, не разрешу. Обрежется, или глаз выколет.

- Ну, и здесь что-то похожее случится. Вот послушай: “Было бы величайшим грехом открыть перед воинами тайну твоего искусства! Остерегайся! Пусть даже муравей не попадет туда, где ты работаешь”.- Процитировал на память Ли. – И это не Летящие сказали, а наш мудрец, хань-жэнь.


- Жаль! - Заключил Фэй после некоторого раздумья. – Я не знаю, о чем там идет речь, но, представляешь, какое оружие, можно сделать? Всех хунну враз перебили бы, а их земли заняли.

- Вот это и будет страшное зло. Кроме воинов у хунну есть дети, старики и женщины. Они в чем виноваты? Отец говорит, что народы должны дружить, а не убивать друг друга.

- Не знаю,… Их дети вырастут и тоже станут воинами. А когда хунну убивают наших детей? Это как?!

- Убивают темные и озлобленные. Не все кочевники такие. Ты сможешь убить ребенка хунну?

- Нет…. Не думаю.

«Да, пожалуй, не смогу!» - Подумал Фэй, вспоминая тот давний разговор. – «Но, будет лучше, если эти хунну, вообще, куда-нибудь провалятся. Одни пакости от них. Однако, в последнее время мой друг сильно изменил свои взгляды. По-видимому, это результат влияния его отца. Помнится, когда мы встречали посла хунну - князя Далу, Ли воспринимал его, как грязную, вонючую обезъяну, то есть, вполне нормально».

Фэй не ошибся. Ли уже сидел рядом с Ведичем в садике, у его дома.

На этом крохотном куске земли Ведич высадил цветы, и два деревца вишни.

«Как занятно, прутиками, огорожены цветы». – Обратил внимание Фэй. – «У нас такого не увидишь. Видимо, так делали у него на родине».

- Приветствую вас, Летящий! – Низко поклонился Фэй старцу. – Пусть Небо хранит вашу драгоценную жизнь.

- Ты заговорил на нашем языке, мой юный господин? – Удивился Ведич. – И я рад приветствовать тебя. Ли рассказал, что Небо сохранило тебя для нас.

- Это так. Небо поддержало меня, а Земля и горы укрыли от злых глаз.

- Да будет так всегда в твоей жизни! – Пожелал Ведич. – Готов ли ты к пути?

- Да, Летящий!

Старец, у которого были больные ноги, не мог сидеть, скрестивши их, и полулежал на кане, прикрытый цветастым одеялом.

Взгляд Ведича был грустен, и часто убегал к синей кромке далеких гор.

- Если бы силы не покинули меня, я бы ушел с вами. – Сказал он юношам. – Но судьба и годы велят мне оставаться здесь.

- А что Величайший? – Спросил он, помолчав некоторое время, и перейдя на язык хань-жень. – Идете вы с войной или с миром?

- Наш Повелитель хочет предложить Западу мир и торговые отношения.

Но, в пути нам предстоят встречи с кочевниками. Их будут отгонять армии Ли Гуан-ли.

- Не отделяйтесь от основных сил. Хунну налетают неожиданно, как ураган, отсекают небольшие отряды, захватывают их в плен и уводят вглубь степей. Бежать оттуда очень трудно. Если же пойдете песками, то вас будет поджидать другой враг – безводье и песчаные бури. Ветер несет песок с такой силой, что он может выжечь глаза и людям и лошадям. Поэтому при первых же признаках бури укутайте головы животных одеялами и уложите их на землю. Ложитесь рядом с ними, и защитите свои глаза. Если почувствуете, что песок заносит вас, постарайтесь освободиться от него сразу. Потом будет поздно.

- Мы воспользуемся этим советом. Но нам хотелось бы еще раз расспросить вас о западных странах.

Они говорили долго и, все сказанное Ведичем, представлялось друзьям чрезвычайно важным.

Заканчивая разговор, Ведич сказал:

- Кровь предков-жрецов говорит во мне, и временами я прозреваю Будущее.

Сон, который я видел недавно, был вещим. Душа моя воспарила над временем и пространством, и внутренним оком я видел все, что случится на Земле через многие сотни лет.

Я видел, как над Землей взошла ослепительная звезда великого Праведника и Учителя. Он нес людям Новое Учение, Свет и Добро, но беспощадный Рим распял его на кресте.

- Что значит, «распять на кресте»? – Спросил Ли.

- Воздвигают деревянный столб, и прибивают к нему поперечную доску. Затем железными штырями прибивают руки и ноги живого человека к кресту, и оставляют умирать мучительной смертью.

Казнь Небесного Посланника не могла остаться безнаказанной, и внутренним взором я видел падение Великого Рима под ударами кочевников. Его правители, погрязшие в разврате и пьянстве, не смогли защитить свой народ. Реки крови смыли их, и Рим стал маленьким и смирным, как новорожденный ягненок.

Но семена, посеянные Римом, не погибли. Они расцвели пышным цветом новых империй.

Я видел свой народ и Борею, поднявшуюся могучим гигантом и, вольно, на руси, раскинувшуюся от моря до моря.

Она примет учение распятого Учителя, и понесет Его Свет грядущим поколениям. Борея вынесет немало испытаний прежде, чем примет в себя свет истины: страшные нашествия иноземцев и гнет временщиков, которые будут подталкивать народ к расколу, и братоубийственным войнам.

- А Хань? Что ждет ее, и с кем будет наш народ? - Спросил Фэй.

- Хань станет великим и могущественным государством. С кем она будет? – Вместе со всеми! У нас нет другого пути, как путь единства.

- А весь наш мир, что станет с ним?

- Земля перенесет много страданий. Я видел гигантские костры, в которых сжигали книги и маленьких детей. Восток и Запад будут смотреть в лицо друг другу, дыша ненавистью и смрадом. Миллионы людей умрут на полях гигантских сражений. Многие цветущие страны станут пустыней, и там, где текли полноводные реки, земля будет сочиться смертью и ядом. Несметное число растений и живых тварей погибнет, не вынеся грязи, которой мы зальем свою землю. Бесконечные раздоры, постоянные распри из-за веры в разных богов, жадность, и слабоумие дураков подведут народы к роковой черте, за которой уже не может быть жизни. Только смерть и забвение. В эти страшные мгновения люди прозреют и станут жить в мире и согласии. И тогда Небо простит всех нас, и позволит шагнуть в свои пределы, к сияющим звездам и вечной мудрости.

- Что остановит людей, Учитель? Что заставит их образумиться?

- Беда, сын мой! Единственное, чему способен внять разум, ослепленный безумием.

Ну, а пока, мои юные друзья, мы все будем делать то, что велит нам время. Вы пойдете на Запад. Там тоже немало светлых людей. Ищите их. Император затеял великое и благородное дело – торговые пути предпочтительнее распрей и крови. Они принесут людям процветание. Но, помните: по дороге, проложенной вами, двинутся не только новые знания и невиданные товары. По ней пойдут зависть, корысть и человеческая глупость - всё, что ведет к войне и разладу. Остановить их будет непросто. Понадобится кропотливый труд души сотен поколений Востока и Запада.

Делайте и вы свою часть дела уверенно и в спокойствии мысли, ничего не боясь. Не забывайте, что мы все на этой Земле идем к Свету Великой Единой Жизни.

- И все будет так, как вы сказали, Учитель?

- Небо показало мне наше возможное Будущее. Очень хочется, чтобы оно было лучше.

И последнее: быть может, Небо позволит мне дожить до вашего возвращения. Если там, на Западе, волей случая вы встретите человека из Бореи, расспросите его, знает ли он что-нибудь о судьбе рода Ведичей. Передайте ему вот этот свиток. Он мал, и нести его не составит труда. Это – мое послание Борее, мои мысли и предвидение ее грядущего. В нем я пишу и о своем заветном желании: дружбе между людьми Бореи и Хань.

Ведич протянул юношам аккуратно сложенный лоскут шелка.

- Мы выполним вашу просьбу, Учитель. – Ответил Ли, принимая свиток из рук Ведича.

- Благодарю вас, мои юные друзья.

Старик замолчал, и наступившая тишина показалась юношам звенящей.

Уже в самом конце встречи, прощаясь, старец внимательно посмотрел на Ли.

- Твое лицо печально, и несет следы утраты. Велика ли твоя потеря?

- Да, Учитель.

- Ты преступил какой-то важный закон, хотя, и не по своей воле. И был наказан за это.

- Учитель! У меня отняли самое дорогое – мою любовь. Вы можете видеть грядущие годы. Скажите мне: это навсегда, или я могу надеяться?

- Посмотри на меня, мой мальчик. Я стар, и все, что мне было дорого, осталось в бесконечной глубине времен. И невелик тот путь, что лежит до места моего последнего упокоения. Но даже я не теряю надежды.

- На что, Учитель?

- На Чудо, сын мой. На то, что придет час, когда распадутся оковы испытаний, и дорогие лица просияют нам из бездны забвения.

- Но если все потеряно, Учитель?

- Говорю тебе: ничто не теряется в этом мире бесследно! Будь сильным, иди с верой в сердце, и твой час придет!

Ведич проводил юношей до ворот, и долго смотрел им вслед.

Ли покидал старца с грустной уверенностью в том, что они видят его в последний раз.

Поздним вечером того же дня в библиотеку, в которой работал Главный Советник, зашел его верный слуга Ян-ши.

- Господин! Простите, я нарушаю ваше уединение. Но дело, по-видимому, не терпит отлагательств.

- Слушаю тебя, Ян-ши. – Поднял голову от рукописи его хозяин.

- Сегодня днем были казнены все участники и зачинщики смуты. Главному злодею – министру Чжу-туну, перед казнью, благодаря вашей безграничной милости, была разрешена встреча с матерью. После того, как встреча состоялась, женщина подошла ко мне и попросила передать вам этот свиток.

Ян-ши протянул Советнику маленький, свернутый в цилиндр, лоскут шелка.

Советник взял его из рук слуги и развернул. Бегло просмотрев свиток, почувствовал, как по спине побежали мурашки: перед ним было точное описание и план того места, где хранились бесценные рукописи, с помощью которых министр Чжу-тун хотел купить себе жизнь.

- О, Небо! – Вырвалось у Советника. – Ты можешь сделать людей лучше, даже если они стоят на краю могилы! А где его мать? Ты привел ее обратно?

- Она умерла. Ее сердце не выдержало зрелища казни сына.

Советник опустил голову, и долго смотрел в пол. Затем поднял глаза на Ян-ши.

- Предайте ее земле достойно, как и положено хоронить мать, не покинувшую сына даже в смерти.

Ян-ши молча поклонился.


ФЭЙ


Постичь Истину можно только, измерив три вещи: бездну Времени, бездну Пути и бездну человеческой Души.

Бесконечен завораживающий душу Путь. Он уводит в Неведомое, и не имеет конца. Холодные ночи, окутанные синим, прозрачным туманом, и палящее Солнце в бездонной выси Неба. Безводные пустыни и острые пики скал в разрывах белых облаков. Глухие леса, проникнутые неведомой жизнью, селения, до которых не долетела слава Великой Империи, и белые кости в раскаленных, шуршащих на ветру песках.

И вечная усталость в затекших членах, когда тягучие сны привалов неотличимы от вязкой и призрачной реальности Пути.

Мерное покачивание в седле располагает к размышлению и воспоминаниям.

Последние месяцы пролетели стремительно и незаметно. Далеко позади осталась Чаньань, и все связанные с ней события. Надета «шапка совершеннолетия», получены воинские звания и должности. Прошли последние встречи с родными и Императором. Выслушаны официальные наставления, и приняты тайные поручения Сына Неба.

И вот два друга, с армией и посольствами идут на Запад. Увы, не вместе. Ли с командующим Ли Гуан-ли и частью войск должен был идти южной, безлюдной и почти безводной дорогой.

Фэя определили в состав северной части армии. Ее путь проходил по более плодородным землям, но был опасным из-за частых и кровопролитных стычек с хунну. Запасы армии везли на ста тысячах быков. Тридцать тысяч лошадей впрягли в повозки. За ними следовало десять тысяч навьюченных ослов.

Знаменитый стратег Древнего Китая У-цзы говорил:

«Государь сильного царства непременно учитывает возможности своего народа. Из народа он отбирает храбрых, смелых, энергичных, сильных и объединяет их в один отряд. Тех, кто прилагает все свои силы и способности, радуясь, когда можно идти в наступательный бой, чтобы доказать свою преданность и храбрость, он объединяет в один отряд. Тех, кто способен высоко подняться в гору, превосходно совершать далекие переходы, легко идти и хорошо бежать, объединяет в один отряд. Тех, кто потерял титулы и положение князей и сановников, но желает показать свои способности перед владыкой, объединяет в один отряд. Тех, кто сдал крепость или бежал с поля боя, но желает смыть свой позор, объединяет в один отряд. Воины таких пяти отрядов составят самое подготовленное и храброе войско».

Ли Гуан-ли, твердый последователь, выдающихся полководцев древности, во всем следовал классическим канонам воинского искусства.

Фэй думал о своем друге.

Ли сейчас, несомненно, было гораздо тяжелее, чем ему.

Ли-цин так и не нашлась. Все усилия друзей отыскать девушку – ни к чему не привели. Она исчезла, как камень, брошенный в стремительные воды Хуан-хэ. После разгрома мятежников Фэй испросил разрешения у Главного Советника на разговор с ним, и рассказал о любви его сына к бесследно пропавшей Ли-цин.

Советник слушал юношу, не перебивая. Потом долго молчал.

- Мой мальчик! Если бы ты рассказал мне эту историю раньше, все могло быть совершенно иначе. – Сказал он, наконец.

- Я не смел, господин Советник. Кроме того, у нас не было «шапок совершеннолетия».

- Какое это имеет значение! Ну, да что ловить тигра в пустом лесу. Могу только обещать вам, что буду ее искать.

Вспоминая своего друга и его потерянную любовь, Фэй чувствовал на сердце страшную тяжесть. Дело в том, что Ли ушел на Запад первым, и Фэй, оставшись в столице тоже, по мере возможности, занимался поисками Ли-цин. Расспрашивал чиновников, старост окрестных селений. В один из таких дней ему сообщили, что в лесу только что нашли растерзанную хищниками девушку.

Фэй зашел в сарайчик, куда до опознания положили покойницу, и поднял покрывало.

Узнать кого либо в изувеченном теле было невозможно. Уцелела лишь тонкая девичья рука.

- Была ли при ней лошадь? – Спросил Фэй сопровождавшего его старосту.

- Нет, господин. Она была одна.

Фэй отослал посыльного к родителям Ли-цин, хотя был уверен в том, что изуродованную девушку не опознает и родная мать.

Узнать результат он не успел, так как на следующий день сам отправился на Запад с одним из полков.

«Это она!». – Думал он. – «Ни в том, ни в окрестных селах, девушки не пропадали. Значит – не из местных. А что сказать Ли, когда я его увижу? Или не говорить – пусть ничего не знает…».

Так и не приняв никакого решения, Фэй решил положиться на волю Неба. – «Лишь оно ведает, что с нами делать».

Было у молодого офицера время и для того, чтобы обдумать свое участие в событиях, чуть не закончившихся свержением Сына Неба.

Неумеренное желание Фэя быстро обогатиться, в буквальном смысле слова, привело его на край пропасти.

Фэй вспомнил свой безумный прыжок с отвесной скалы, и зябко повел плечами. Тогда он не чувствовал страха, но сейчас понимал, что спасся чудом. Пролети он лишь на ладонь в сторону от ветви дерева, его жизнь на этой земле была бы закончена.

«Небо ежедневно ставит нас перед выбором»». – Думал он. – «И я этот выбор делал. Каждый раз в пользу своего обогащения. Количество связок монет увеличивалось, а пропасть, отделяющая меня от Императора и Ли становилась все глубже. Последний выбор оказался самым страшным: предать или умереть».

- И все же я не предал! – Вслух сказал Фэй. – И, Небо своей милостью поддержало меня в полете.

Все произошедшее стало для него хорошим уроком.

Теперь надо уцелеть в этом походе. Не умереть от болезней, не попасть под стрелу хунну, не погибнуть в дорожных стычках.

Обстоятельства меняют человека, и его отношение к миру.

Фэй вспомнил свое, довольно приличное состояние, оставленное дома, в столице. Перед лицом предстоящего Пути, оно представлялось ненужным, и не имеющим никакого смысла.

«В конце концов, это – просто груда металла…. И ничего больше!». - Размышлял он. – «Что стоит она в сравнении с возможностью дышать, наслаждаться красотой мира, чувствовать сильную руку друга?».

Многие молодые офицеры перед походом на Запад сыграли свадьбы.

Если мы погибнем, – говорили они – в Поднебесной останутся наши сыновья. Они будут слугами Величайшего, и утешением нашим близким.

Ли и Фэй ушли на Запад холостыми.


Фэй оглянулся. Он с группой офицеров ехал в середине северной части войск. Бесконечным потоком шли пехотинцы, арбалетчики, конница, колесницы и продовольственные обозы. В глазах мелькали тяжело ревущие быки, серые кафтаны солдат, и бронзовые накладки на головах лошадей.

Воинской, или трудовой повинности в империи Хань подлежал каждый мужчина в возрасте от двадцати до пятидесяти шести лет. Поэтому в армии можно было встретить и безусого юнца и седовласого старика. Призвать на воинскую службу мужчину могли в любое время и на любой срок. Некоторые проводили в армии всю свою жизнь.

От военной службы, впрочем, можно было откупиться, заплатив деньги, или, отдав государству некоторое количество зерна и рабов.

Неподалеку от Фэя на коне покачивался невысокий молодой офицер. Его звали Жун, и он был сыном всесильного министра Ни-цзы. В свое время, еще мальчишкой, Фэй подрался с ним и двумя его братьями. Отлупил всех троих, и получил за это сильный нагоняй от Императора.

«Интересно, помнит ли он об этом?» - Подумал Фэй. – Должен помнить. Синяков я им наставил предостаточно. Стоит быть поосторожнее. Папаша у него противный, а сынок может оказаться еще хуже».

Пока, во всяком случае, Жун вел себя вежливо и никак не показывал, что обязан Фэю двумя неделями, проведенными в лежачем положении под наблюдением лекаря.

Войска шли на Север к Великой Стене. У ее подножия они должны будут повернуть, и двинуться на Запад.

Так далеко Фэй еще не заходил. Он и не подозревал, что земля Поднебесной Империи вместила в себя такое количество племен и народов. Жители селений, мимо которых они шли, отличались друг от друга языком и обычаями. Понадобятся столетия для того, чтобы вся эта масса разнородных людей сплавилась в единую нацию. Но и сегодня, спустя две тысячи лет, на территории современного Китая можно различить несколько основных диалектов.

- Вы не против, господин Фэй, если я буду ехать рядом? – Прозвучало за спиной у юноши.

Фэй оглянулся. Вопрос исходил от поколоченного им когда-то Жуна.

- Нет, не против. – Ответил Фэй. - Дорога дальняя, и доброе слово в пути не будет лишним.


Помимо регулярной армии в состав войск Ли Гуан-ли входили и «молодые негодяи» - юноши и молодые люди, совершившие преступления различной степени тяжести. Им предоставлялась возможность искупить свою вину на военной службе. В отличие от солдат действительной службы, получавших хоть какой-то провиант, предполагалось, что «молодые негодяи» способны обеспечить себя самостоятельно. Поставленные в двусмысленное положение «негодяи» - своеобразный штрафной батальон в армии Древнего Китая, служили истинным проклятием для крестьян тех округов, по которым они проходили.

Несколько серьезных конфликтов с местными властями побудили командира полка, к которому были приписаны «молодые негодяи», принять кое-какие меры, и сменить их начальника. У него на примете уже давно был подходящий человек, о котором он по долгу своей службы знал несколько больше, чем все остальные.

Вечерами, на привалах, жгли костры. Время от времени кто-нибудь подбрасывал в огонь хвороста, и в небо летел сноп мерцающих искр.

razrabotka-logicheskoj-shemi-upravleniya-dvustvorchatih-vorot-sudohodnogo-shlyuza-chast-9.html
razrabotka-marketingovoj-strategii-predpriyatiya-na-osnove-dannih-konkurentnogo-analiza.html
razrabotka-mashini-baz-dannih.html
razrabotka-mehanizma-ocenki-effektivnosti-kapitalnih-zatrat-predpriyatiya-na-prirodoohrannie-celi.html
razrabotka-meropriyatij-po-disciplinarnoj-otvetstvennosti-rabotnikov-predpriyatiya-chast-2.html
razrabotka-meropriyatij-po-perehodu-na-avtomatizirovannuyu-sistemu-ucheta.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obrazovatelnaya-programma-dopolnitelnogo-obrazovaniya-detej-matematicheskie-issledovaniya-uchashihsya.html
  • control.bystrickaya.ru/drugaya-istoriya-kniga-posvyashena-narrativnoj-povestvovatelnoj-terapii-v-osnove-kotoroj-lezhit-rabota-s-zhiznennimi.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/postanovlenie-pravitelstva-rf-ot-28-marta-2012-g-n-244.html
  • lesson.bystrickaya.ru/metodika-ocenki-rezultatov-monitoringovogo-obespecheniya-mediatorstva-v-sfere-socialno-bitovogo-obsluzhivaniya-naseleniya-regiona-na-primere-goroda-shahti.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-e-uspenskij-krokodil-gena-i-ego-druzya-otrivok.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-5-v-dorogu-sem-let-v-tibete-memuari.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/evolyuciya-mehanizma-ischisleniya-i-vzimaniya-naloga-na-dobavlennuyu-stoimost-v-rossii.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/vliyanie-solomi-i-dispergirovaniya-pochvennih-chastic-na-plodorodie-i-produktivnost-kashtanovoj-pochvi-buryatii-stranica-2.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kontrolnaya-rabota-po-teme-dvizhenie-i-vzaimodejstvie-tel.html
  • report.bystrickaya.ru/izbiratelnaya-sistema-yaponii.html
  • uchit.bystrickaya.ru/stanislav-grof-puteshestvie-v-poiskah-sebya-stranica-18.html
  • school.bystrickaya.ru/inostrannie-investicii-odno-iz-vazhnejshih-uslovij-vihoda-rossii-iz-krizisa.html
  • control.bystrickaya.ru/byudzhetnij-deficit-i-ego-vliyanie-na-velichinu-gosudarstvennogo-dolga.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/prsa-prodazhi-opisanie-trebovanij-k-biznes-processam-79-prpu-zakupki-79-prsa-prodazhi-100.html
  • literature.bystrickaya.ru/deyatelnost-komitetov-i-komissij-gd-gosduma-rf-monitoring-smi-21-sentyabrya-2006-g.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kritika-mimezisa-i-arhitektonicheskaya-celostnost-uchebnoe-posobie-dlya-vuzov.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/pri-sovete-ministrov-sssr-stranica-10.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-disciplini-sd-f-13-tehnologiya-teplonositelej-dlya-studentov-specialnosti-140404-atomnie-elektricheskie-stancii-i-ustanovki-napravleniya.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lyubyat-rodinu-ne-za-to-chto-ona-velika-a-za-to-chto-svoya.html
  • turn.bystrickaya.ru/ponyatie-lichnost-v-psihologii-i-pravoslavnoj-pedagogike-n-k-gavryushin-nauchnij-redaktor-a-d-chervyakov.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/publichnij-doklad-byudzhetnogo-obrazovatelnogo.html
  • writing.bystrickaya.ru/arenda-osnovnih-sredstv-v-ukraine-na-primere-predpriyatiya-chast-9.html
  • klass.bystrickaya.ru/analiz-hozyajstvennoj-deyatelnosti-i-ispolzovanie-mtp-v-kolhoze-shpk-im-michurina-vavozhskogo-rajona-udmurtskoj-respubliki.html
  • tests.bystrickaya.ru/kriptosistema-hilla-zadachi-disciplini.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/vozrozhdenie-i-razvitie-promishlennogo-rajona.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/referat-razvitie-nauki-i-kulturi-v-srednevekove-v-turkestane-referat-problemi-genetiki-i-evolyucii.html
  • lesson.bystrickaya.ru/punktuaciya-pri-obosoblennih-chlenah-predlozheniya.html
  • literature.bystrickaya.ru/duskaeva-l-r-byulleten-novih-postuplenij-na-abonement-nauchnoj-literaturi-za-mart-aprel-2011-goda.html
  • spur.bystrickaya.ru/konkurs-imeni-v-v-andreeva-leningrad-1985-g-ivan-korenkov-bayan-ii-tur-diplom-pedagog-viktor-georgievich-dementev.html
  • books.bystrickaya.ru/derevnya-mari-lyazhmar-cheremisskaya-lyazhmar-mari-lazhmarij-m-z-vasyutin-predsedatel-r-a-kulalaeva-zam-predsedatelya.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-metodika-i-tehnologiya-raboti-socialnogo-pedagoga-teoriya-i-metodika-vospitaniya-.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/kompyuternaya-grafika-1-ratkaya-annotaciya-osnovnoj-obrazovatelnoj-programmi.html
  • student.bystrickaya.ru/326-sovmestnaya-deyatelnost-emitenta-ezhekvartalnij-otchet-nauchno-proizvodstvennoe-obedinenie-elsib-otkritoe.html
  • teacher.bystrickaya.ru/formuli-i-uravneniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-opd-f-06-menedzhment-kod-i-nazvanie-disciplini-po.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/m-metri-i-ft-instrukciya-po-ispolzovaniyu-68.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.